Сбербанк отказал РИНГО в зарплатном кредите

Креативный директор ювелирного бренда РИНГО Ялунина Надежда Болеславовна обратилась с призывом  к ювелирному сообществу.

Всем добрый день! Я обращаюсь ко всему ювелирному сообществу, всем, кто предан «ювелирному делу». Не к перекупщикам, не к тем, кто завозит готовый товар в Россию, пробирует здесь и выдаёт это все за «сделано в России».

Я в ювелирном деле с 1993 года, мы начинали с производства серебряных крестиков, а выросли в бренд, известный по всей России и за рубежом. Мы известны тем, что никогда не пытались копировать известные бренды, у нас есть собственный узнаваемый почерк и стиль, покупатели прицельно покупают наши украшения, сделанные из российского золота с российскими бриллиантами и изумрудами местного месторождения (Урал, пос. Малышева).

С 2014 года ювелирный рынок во всех сегментах падает. Такого провального с точки зрения ювелиров праздника 8 Марта, как в этом году, не помнит никто из профессионалов, — а я общаюсь со многими. И вот на фоне и так падающего рынка к нам пришёл COVID-19.

Да, мы производим товар, который вас не спасет от COVID-19, который вас не накормит, который вам сейчас не нужен.

Но мы — те, кто радует вас, кто помогает отметить и запомнить самые драгоценные моменты вашей жизни. Мы — те, кто дает возможность оставить эти драгоценные капли для будущих поколений и дарят вашим детям и внукам память о вас, которую не сохранят ни акции, ни дома, ни айфоны…

В очередной раз мы оказались в «нигде и никак»: ювелирного производства, ювелирной торговли (как оптовой, так и розничной) не оказалось ни в каких списках, ни в каких программах поддержки бизнеса. Ни в федеральных, ни в региональных.

Самым последним поводом написать это письмо стала информация от Сбербанка: «К сожалению, вы не можете получить кредит для выплаты заработной платы своим сотрудникам, т.к. вы не входите в список отраслей, пострадавших от COVID-19». Все как обычно: ювелирная отрасль, все ее сегменты от производства до розничной торговли, забыты, похоронены; стране не нужна переработка сырья, не нужно получение добавленной стоимости.

Это уже становится традицией: ювелиры никогда не входят ни в какие программы поддержки бизнеса.

Для ювелирного бренда РИНГО производят ювелирные украшения две производственные площадки в России: в Екатеринбурге и Челябинской области. На них работают высококлассные специалисты-ювелиры, ювелиры- модельеры, 3Дпроектировщики и протайперы, специалисты по 4-5-осным фрезерам, — как быть с ними? Таких звёзд, таких профессионалов не вырастишь за несколько дней, месяцев, даже за год.

В итоге печальный вывод: России НЕ НУЖЕН производитель высокого класса, пусть даже в такой узкой нише рынка, как ювелирка. 

PS: Мое поколение пережило 90-е, добилось успеха в нашем нелегком ювелирном деле, но никогда оно не нуждалось в такой поддержке, как сейчас. Хочется, чтобы те, кто сейчас занимается «ювелиркой» и хочет заниматься ею в будущем, объединились и начали действовать.

«Люди мира, на минуту встаньте!..».

Справка:

Ялунина Надежда Болеславовна —креативный директор ювелирного бренда РИНГО (Екатеринбург)

Кавалер медали (отраслевого знака почета) ЮВЕЛИРНАЯ РОССИЯ;
Награждена Почетной грамотой главы Екатеринбурга и Грамотой губернатора Свердловской области за многолетний добросовестный труд в ювелирной отрасли и высокий профессионализм 

(Visited 25 times, 1 visits today)

Читайте также: