Кольца из кандалов декабристов

Особенное внимание в наказании декабристов уделялось всевозможному лишению их сословных прав – так царь подчеркивал свое презрение к заговорщикам.

Братья Бестужевы, Николай (1791-1855) и Михаил (1800 — 1871), автопортрет и портрет акварелью кисти Николая Бестужева, 1830-е годы (написаны в ссылке)

Ведь все декабристы были из дворян, военного сословия, опоры императора, а значит, они оказывались для него не просто бунтовщиками, а личными предателями и изменниками.

Поэтому всех участников восстания, приговоренных к каторге, что уже немыслимо для дворянского сословия, для пущего унижения еще и держали в кандалах – от самого суда до 1829 года, когда царь разрешил каторжанам оковы снять.

Часть декабристов носила кандалы только на руках, некоторые, признанные самыми виноватыми, и на руках, и на ногах, вес кандальной связки составлял от 3 до 9 кг. Носить их надо было круглые сутки и даже ночью, разрешалось снять только в баню и церковь. Так что поэт упомянул «оковы тяжкие» вовсе не ради красного словца.

Конечно, наказание декабристов можно назвать каторгой с очень большой натяжкой – только самые бедные из ста двадцати отправленных «во глубину сибирских руд» осужденных действительно терпели лишения и имели тяжелую работу. Большинство бывших заговорщиков смогли оплатить себе относительный комфорт и в дороге на каторгу и на месте заключения, ведь их охранники были не прочь заработать, а начальство было очень далеко.

На каторге осужденные изучали иностранные языки и осваивали разнообразнейшие профессии, от часовых и башмачных дел до столярничества и плотничества.

Два брата Бестужевых, Михаил и Николай, обучились ювелирному делу, поэтому, когда указом императора сибирским узникам разрешено было снять оковы, братья придумали изготовить памятные знаки из собственных кандалов. Конечно, цепи были казенным имуществом, но за небольшую плату охранники оставили их своим подопечным.

Первые кольца из кандалов были чисто железными, но носить их было неудобно – там, где железо касалось кожи, все время образовывалась ржавчина, которая пачкала руки. Поэтому Михаил Бестужев придумал делать внутреннюю часть кольца золотой, золото он взял из привезенных с собой колец жен-декабристок.

Кольца четы Волконских, хранящиеся в Иркутском музее

Под руководством братьев Бестужевых и некоторые другие ссыльные обучились делать кольца с золотой подложкой, так что такие знаки отличия заимели почти все последовавшие в ссылку женщины и многие каторжане. Так же из собственных оков декабристы отливали нательные крестики, которые отправляли своим родным в качестве весточки.

Перстень декабриста Антона Лотина

Cейчас в музеях сохранилось около двадцати колец из кандального железа, созданных для ссыльных декабристов и их жен. Отдельные кольца остались в семьях потомков декабристов – так, два года назад одно такое кольцо было выставлено на аукционе.

Кольцо Евгения Оболенского, снимок аукционного лота

Кольцо принадлежало князю Евгению Оболенскому – одному из создателей «Северного общества», командовавшему войсками на Сенатской площади. По внутренней золотой стороне кольца выгравирована надпись «Евг.Оболенский», а хранилось кольцо в семье известного конструктора-оружейника Николая Токарева, потомка декабриста.

Кольцо было продано за 6 миллионов рублей, такие лоты – огромная редкость, по крайней мере, это первый раз, когда настоящее кандальное кольцо декабриста оказалось в открытой продаже.

https://dombusin.livejournal.com/142308.html

(Visited 31 times, 1 visits today)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.