Биржа COMEX не может найти золотые слитки весом 400 унций для нового фьючерсного контракта на 400 унций

С продолжением проблем, окруживших тандем бумажных золотых рынков COMEX – LBMA, где золотые фьючерсные контракты с ближайшим месяцем закрытия (сейчас – июнь) торгуются дороже лондонской спотовой цены, возникшее неделю назад контанго между дуополией «ценообразования золота» Нью-Йорк – Лондон не демонстрирует признаков ослабления.

Нью-Йорк и Лондон

Хотя цены указывают на то, что главное расстройство связано с проблемами ликвидности слитковых банков – маркетмейкеров лондонского «золотого» рынка, это не помешало Лондонской ассоциации участников рынка драгоценных металлов (London Bullion Market Association (LBMA)) опубликовать в прошлый вторник, 24 марта, заявление в попытке переключить внимание на COMEX:

«Лондонский рынок золота по-прежнему открыт для бизнеса. Однако из-за волатильности цен на 100-унциевые фьючерсные контракты на COMEX была несколько затронута ликвидность. LBMA предложила свою поддержку CME Group, чтобы содействовать физическим поставкам в Нью-Йорке, и тесно сотрудничает с COMEX и другими ключевыми сторонами, чтобы обеспечить эффективную работу глобального золотого рынка».

Несмотря то что во вторник, 24 марта, спотовые спреды между ценой спроса и предложения на лондонском рынке увеличились до $100, и маркетмейкеры LBMA нарушили свои обязательства по активному предоставлению двусторонних ценовых котировок, LBMA поспешила свалить вину на COMEX и странным образом предложила COMEX поддержку, чтобы «содействовать физическим поставкам в Нью-Йорке».

Согласно тесно связанному с LBMA новостному агентству Reuters, это означает, что «LBMA и управляющие крупных банков, торгующих золотом, попросили CME разрешить использовать 400-унциевые слитки для расчетов по контрактам COMEX».

На следующий день, в среду, 25 марта, CME сыграла свою роль по сценарию, анонсировав запуск «нового золотого фьючерсного контракта с расширенными вариантами поставки, включая 100-унциевые, 400-унциевые и 1-килограммовые золотые слитки», но с номиналом 100 унций, аналогично флагманскому контракту COMEX GC 100.

Улучшенные поставки: когда черное – это белое

Кто запускает новый биржевой продукт посреди самого масштабного финансового кризиса за много поколений? Похоже, только паникующие банкиры. А кто полностью подготовил новый золотой фьючерсный контракт, чтобы запустить его на следующий день после обвала золотого рынка? Те же паникующие банкиры.

Невероятно, но CME окрестила этот новый контракт «золотой фьючерсный контракт с улучшенной поставкой» (код 4GC), и, по сценарию CME, он «сделает возможной поставку в Нью-Йорке килограммовых, 100-унциевых и 400-унциевых слитков для максимальной гибкости».

Много бумаги, но поставка в Нью-Йорке? Без шансов!

Так как золотые фьючерсы COMEX де-факто имеют физическую поставку лишь номинально и золото, находящееся в Лондоне, никогда не поставляется на COMEX, несмотря на дезинформационную кампанию LBMA, «поставка в Нью-Йорке» – последнее, о чем думает тандем CME – LBMA.

О чем думают слитковые банки LBMA – так это о том, чтобы, не имея возможности контролировать контанго цены на золото на COMEX, обрести более жесткий контроль над существующим контрактом GC 100 за счет спреда между 4GC и GC, где все зависит от нераспределенного золота в Лондоне.

ACE COMEX против Пенна и Теллера

Хотя механизм нового контракта 4GC еще будет анализироваться в будущем, кто-то может задаться вопросом, как 400-унциевые золотые слитки, хранимые центральными банками, могут использоваться для физических расчетов по золотым фьючерсным контрактам номиналом 100 унций. Для этого CME провернула очередной трюк, представив механизм «накопительных обменных сертификатов» (Accumulated Certificates of Exchange (ACE)), которым гордились бы даже знаменитые иллюзионисты Пенн (Penn) и Теллер (Teller).

«400-унциевый слиток, – говорит CME, – не может использоваться для поставок по одному контракту номиналом 100 унций из-за большего размера». Поэтому:

«Механизм ACE способствует конвертированию 400-унциевых слитков в меньшие единицы, доступные для поставки. Когда будет выдан варрант на 400-унциевый слиток, клиринговая палата может выпустить 4 ACE.

Каждый ACE будет представлять равную долю владения большим слитком. То есть каждый 400-унциевый слиток будет сопровождаться выпуском 4 ACEACE могут выпускаться только на 400-унциевые слитки, но не на меньшие 100-унциевые или килограммовые слитки».

И вот, когда казалось, что слитковые банки и их предводители – CME и LBMA – не могут создать еще больше бумажного золота, они как раз это и сделали. Что еще лучше, согласно CME:

«После выпуска ACE можно держать столько, сколько понадобится. Клиент может использовать ACE для удовлетворения требований по поставкам (1 ACE соответствует 1 фьючерсному контракту на 100 унций), или же 4 ACE можно обменять обратно на 400-унциевый слиток. Клиент может выполнять требования поставок с помощью ACE или обычных слитков либо их комбинации».

«COMEX – у нас проблема»

30 марта, когда новый «золотой фьючерсный контракт с улучшенной поставкой» был готов к началу торгов, опубликован ежедневный отчет COMEX о запасах золотых хранилищ (охватывающий 9 одобренных хранилищ в Нью-Йорке и окрестностях), где появился новый раздел для 400-унциевых слитков, но – и в этом вся соль – в отчете не упоминается ни единого 400-унциевого золотого слитка. Ни одного.

400-унциевый золотой слиток – знакомый центральным банкам, но не COMEX

То есть в хранилищах COMEX НОЛЬ унций золота в виде 400-унциевых золотых слитков. Например, тогда как по хранилищу JPMorgan (JPMORGAN CHASE BANK NA) показано положительное количество унций золота в виде 100-унциевых и килограммовых слитков, классифицированных как «зарегистрированные» или «доступные для поставки», в отдельной категории «JPMORGAN CHASE BANK NA – УЛУЧШЕННАЯ ПОСТАВКА (400 УНЦИЙ И БРЕНДЫ) показаны просто нули.

На языке COMEX зарегистрированное золото – это золото, находящееся сейчас в одобренном хранилище, которому оператор хранилища присвоил варрант в соответствии с процессом поставок по фьючерсам COMEX. С другой стороны, доступное для поставки золото не связано с торговлей золотыми фьючерсами COMEX и может принадлежать кому угодно, например, монетным дворам, аффинажерам, ювелирным компаниям, инвестиционным фондам, банкам или частным лицам.

Помимо JPMorgan, новый раздел для 400-унциевых золотых слитков появился еще для 6 хранилищ, в частности хранилищ инкассаторских компаний BrinksLoomis и MalcaAmit, одобренных хранилищ в Делавэре Delaware Depository и IDS of Delaware и манхэттенских хранилищ ManfraTordella, и Brookes (MTB).

Но очень подозрительно – и это еще один ключевой момент, – что для двух других крупных операторов, вместе с JPMorgan доминирующих среди хранилищ COMEX в Нью-Йорке, – HSBC и Bank of Nova Scotia – в отчете не появилось новой категории для 400-унциевых золотых слитков. Значит ли это, что эти хранилища попросили исключить их из отчета по 400-унциевым слиткам? Потому что все 400-унциевые слитки должны быть приведены в категории «доступное для поставки золото».

Заключение

Что же все это значит? Во всем Нью-Йорке в хранилищах нет ни одного 400-унциевого золотого слитка? Зачем COMEX спешит запустить новый контракт, предусматривающий поставку 400-унциевых золотых слитков, если в одобренных хранилищах, согласно отчету, таких слитков нет? Может, это просто очковтирательство, и слитковые банкиры в Лондоне и Нью-Йорке смеются, попивая шампанское, в то время как популярные СМИ сообщают, что те же банкиры перевозят золотые слитки из Лондона в Нью-Йорк чартерными рейсами?

И, наконец, не заняты ли сейчас сотрудники JPMorgan переносом 400-унциевых золотых слитков по тоннелю под Либерти-стрит в южном Манхэттене из золотого хранилища Федерального резервного банка Нью-Йорка в хранилище Chase Manhattan? Пытливым умам хотелось бы это знать.

Мэнли, Ронан (Manly, Ronan) Комментатор компании Bullionstar. https://goldenfront.ru/

(Visited 1 553 times, 1 visits today)

Читайте также: